Иркутские ученые и юристы выступают против сплошных рубок на Байкале

Такие объекты, как Байкал, подпадают под юридическую категорию «вещь особого рода», и законы для них должны быть особо продуманными

В России на всех уровнях обсуждают изменения в закон о Байкале, который подготовили 14 депутатов и членов Совета Федерации и который был принят в первом чтении в июле. В Иркутске поправки тоже обсудили. На Всероссийской научно-практической конференции «Баланс экологических и социальных интересов на Байкальской природной территории» научное с общество подвергло его резкой критике.

Рубим всё

Законопроект в Госдуме представлял руководитель группы «Байкал» в Госдуме Сергей Тен. Авторы проекта мотивируют необходимость поправок тем, что жизнь изменилась, а закон – нет, что люди на берегах Байкала тоже имеют право на благоустроенную жизнь. Но законопроект настолько спорный, что вызвал неодобрение правового управления самой же Госдумы: поправки «не согласуются с особым статусом озера Байкал и установленным режимом охраны Байкальской природной территории».

Действительно, в этих поправках все радикально: он прямо разрешает сплошные рубки вокруг Байкала, в центральной экологической зоне Байкальской природной территории – для строительства дорог, неких объектов временного размещения, питания, бытового обслуживания и даже туалетов. Можно с большой долей вероятности предположить, что речь идет о туристической инфраструктуре и подъездах к ней. Кроме того, предполагается разрешить переводить земли лесного фонда в другие категории для создания «гражданских и военных захоронений». Кроме того, предполагается закрепить границы поселений, легитимизировать земли, которые были выделены до 2018 года и т.д. Все эти меры указаны как временные – до 2025–2030 года.

Коллеги-депутаты во время первого чтения поинтересовались, поддерживает ли наука эти изменения. По информации издания «Коммерсант», Сергей Тен дал понять, что «наука поддерживает эту инициативу», а проект обсудили на «нескольких площадках», включая Общественную палату РФ. Но, видимо, лоббирующие закон депутаты имели в виду какую-то другую «науку»...

Закон без апробации

На площадке конференции в Иркутске собрались именно те, кто вправе делать выводы на основе профессиональных компетенций и опыта – видные иркутские ученые из СО РАН и ученые из других городов, ученые-юристы, в том числе из МГУ, практикующие юристы, занимающиеся именно проблемами Байкала. Все они высказались в едином ключе – поправки нельзя принимать в таком виде.

Академик СО РАН Игорь Бычков напомнил, что внесенный закон не прошел достаточной апробации для того, чтобы быть вынесенным на заседание Госдумы даже в первом чтении. Он вызывает массу вопросов, которые остаются без ответов. Да, нужны срочные мероприятия, связанные с безопасностью людей, инфраструктурных объектов и озера Байкал. В первую очередь с селебезопасностью. И на решении таких вопросов нужно сосредоточиться. Например, по селезащите уже есть масса научно проработанного материала – и с ним можно работать.

А вот вопрос о туристической инфраструктуре, по твердому убеждению Игоря Бычкова, не является настолько актуальным, чтобы рубками ставить под угрозу центральную экологическую зону Байкала.

Фото: Кирилл Шипицин

– У нас достаточно мест и участков, где можно было бы развивать туристический бизнес, не прибегая к сплошным рубкам и не меняя один из основных критериев, по которому Байкал включен в список мирового наследия ЮНЕСКО, – это ландшафт.

Та детсадовская арифметика, которую предлагают депутаты – вместо одного срубленного дерева будет высаживаться пять – не работает, так как сплошные рубки разрушают всю экосистему леса. Академик Бычков поддержал тезис доктора географических наук, главного научного сотрудника Института географии Леонида Корытного: словосочетание «сплошные рубки» и озеро Байкал – несовместимы.

А может, и рубить-то уже нечего?

Директор СИФИБРа Виктор Воронин напомнил о том, как приказ Минприроды, не обсужденный с научным сообществом, уничтожил тайгу в регионе: были введены так называемые зоны контроля – зоны, где нет населенных пунктов, а значит, леса там при пожарах тушить не надо.

– И после того, как приказ заработал, тайга начала гореть. Вот цена вопроса документа, который не был обсужден ни с кем, а был кулуарно издан. И мы потеряли миллион с лишним га тайги только за три года.

Состояние лесов в зоне Байкала сегодня оставляет желать лучшего. Известно, что огромное количество леса сгорело, кедрач поразила бактериальная водянка, на лес напал опасный вредитель – уссурийский полиграф. При этом, по словам Воронина, уже 40 лет в центральной экологической зоне на площади 8 млн гектаров не производилась их лесоинвентаризация.

– Мы не знаем, что творится в лесах вокруг Байкала. И в это время при полном отсутствии информации выделяются какие-то кварталы под сплошную рубку. Прежде следует провести лесоустроительные мероприятия всей Байкальской экологической зоны и только потом разбираться, есть ли у нас хоть что рубить – осталось ли хоть что-то.

Виктор Воронин говорит о том, что нужно корректировать закон – но не в части рубок здорового древостоя под застройку, а сухого, для ликвидации болезней и захламленностей. Однако из словосочетания «сплошные санитарные рубки» волшебным образом исчезло слово «санитарные». И оказались – сплошные рубки, все перевернулось с ног на голову.

Кстати, в законопроекте рубки предполагается разрешить не только для борьбы с пожарами, но и для развития особых экономических зон, и среди участков под вырубку есть участок в 550 гектаров. Нанесет ли это серьезный урон системе Байкала?..

Юристы говорят о деэкологизации законов

Представитель института географии Татьяна Калихман напомнила, что всегда существует противоречие между глобальным императивом об охране природы и нарративом регионального уровня о социально-экономическом развитии. С 2000 года непрерывно делаются одни и те же попытки внести изменения в закон о Байкале. И эта тенденция всегда работает на ухудшение экологической ситуации.

Татьяна Калихман считает, что нельзя одним документом для всего Байкала принять всеобщее решение – слишком разная ситуация на его берегах. На Байкале нужно дифференцированно подходить к каждой территории и каждому объекту.

Она находит в нововведениях много лукавых пунктов. Например, говорится, что закон о Байкале запрещает кладбища, но их запрещает Водный кодекс. Необходимость строительства дорог к сооружениям инженерной защиты тоже лукавство: на Хамар-Дабане, в ключевых селевых местах нет ни одной реки, вдоль которой не была бы проложена дорога. А узаконивание земли, полученной до 2018 года, Татьяна Калихман называет не иначе как узакониванием захвата земель: предлагается легитимация самовольного захвата земель федеральной собственности – земель лесного фонда и ООПТ.

К конференции подключилась Сания Багаутдинова, доцент кафедры экологического и земельного права МГУ. Именно она выступала на обсуждении первой и второй редакций поправок в Госдуме. Она с юридической стороны подтвердила слова Татьяны Калихман о тенденции к ухудшению экологической ситуации.

Фото: Кирилл Шипицин

– Попытка внести изменения в закон о Байкале отражает общую тенденцию в экологическом и природоресурсном праве – это деэкологизация экологического права и в целом законодательства. И к сожалению, это тенденция защиты именно коммерческих прав и интересов.

По словам Сании Багаутдиновой, невозможно подходить к Байкалу с общей меркой – он относится к тому, что в юриспруденции называется «вещь особого рода». Байкал является таким объектом для всего мира – и никто не спорит с этим.

– А специальные вещи должны регулироваться специальным образом. Что же касается реализации социальных, экономических проблем на берегах Байкала, то уже звучала мысль, что те способы, которыми пытаются урегулировать эти проблемы, вызывают сомнение, недоверие. И нет ли в таком случае необходимости уйти в специальное регулирование каждого вопроса отдельно? – говорит Сания Багаутдинова.

Убедить ЮНЕСКО

Коллег поддержал и директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов, для которого обсуждаемый закон тоже вопросы без ответов. А предлагаемые меры полны нелепиц.

– Дороги надо сделать? Но что-то в этом списке я не вижу необходимых дорог – Онгурены забыли, Бугульдейку забыли. А сплошные рубки в Ольхонском районе! Ну какие рубки могут быть в районе залива Мухор? Там деревья по пальцам пересчитать, а поселения тамошние почему-то попали под сплошные рубки? Там что, будут последние леса вырубаться?..

Более того, он сделал акцент на том, что Байкал – мировое наследие и мировое сообщество нас, мягко говоря, не поймет. По его мнению, сплошные рубки, в том числе на ОЭЗ «Ворота Байкала», в принципе не принесут счастья и предпринимателям, которые вырубят ценные леса, чтобы поставить сортиры – и вместо зеленой, экологической, получат «черную метку» от всего мирового сообщества на своей турбазе.

– Главная претензия у мирового сообщества такая: а вы докажите, что это безвредно. Поэтому, если мы хотим внести изменения в ключевой закон с тем, чтобы улучшить социальную сторону жизни, мы должны доказать, что природе это не навредит. Поправки должны быть чисты и прозрачны, иметь научное обоснование.

О концепции внешней политики не забыли?

Юрист Роман Колобов, начальник отдела фундаментальных исследований Научно-исследовательского института правовой охраны Байкала ИГУ, напомнил о концепции внешней политики, актуализированной с учетом современных условий и подписанной в конце марта 2023 года президентом России Владимиром Путиным.

– В пункте № 21 этой концепции президент вновь констатирует необходимость добросовестного выполнения международных обязательств, и это первая точка, от которой нам нужно отталкиваться. Наша страна является очень активным участником системы охраны всемирного наследия, мы трижды входили в состав комитета всемирного наследия...

То есть, следуя логике, если вдруг кто-то решил, что международное сообщество в части охраны природы нам не указ, то он сильно ошибается – каждая страна, у которой есть нечто, подобное Байкалу, ответственна за него перед всей цивилизацией. Именно поэтому и существует закон о Байкале, именно поэтому президент дает поручения по Байкалу.

Режим охраны ЮНЕСКО, наиболее известный из всех режимов охраны Байкала, при этом не предполагает ущемление социальных прав человека и не направлен на выселение жителей и создание строгих резерватов. Но и бездумного использования не предполагает. Сегодня Байкал и так находится под пристальным вниманием комитета ЮНЕСКО. В «красный список» наследия, находящегося в опасности, он в этот раз не попал, но возможность сохраняется. Роман Колобов озвучивает мнение юристов: могут возникнуть международные правовые последствия при принятии законопроекта в его нынешнем виде. Что делать? Не торопиться и подойти к предлагаемым поправкам научно.

Фото: Кирилл Шипицин

До конца этого года Россия обязалась представить результаты научного изучения влияния на Байкал тех правовых актов, которые были приняты в 2021 году, – эти акты снижали стандарты охраны Байкала. То есть официальная позиция РФ во взаимоотношениях с комитетом – именно научная оценка. Следовательно, любые изменения должны проходить научную оценку. И это официальная позиция РФ, выраженная в отчете комитету в 2023 году, уточняет юрист.

Что касается международных последствий, то они таковы: «красный список» ЮНЕСКО – инструмент, который можно использовать с разными целями, но если Байкал будет включен в этот список по причинам, которые зависят от РФ, то предприниматели лишатся возможности финансирования – большинство банковских холдингов включают в свою политику запрет на финансирование проектов в таких вот объектах. В 41-м пункте концепции внешней политики, утвержденной президентом в 2021 году, говорится о том, что необходимо всячески препятствовать политизации международной природоохранной повестки, и именно поэтому мы должны взвешивать все действия. Неаккуратные, необдуманные действия будут использованы для политизации этой международной повестки.

Кстати

На конференцию, по словам ее организаторов, специально не приглашали представителей власти. Однако к конференции подключился губернатор Иркутской области Игорь Кобзев. Он слушал мнения юристов и ученых, а потом взял слово и пригласил представителей от конференции войти в рабочую группу, которая была создана специально для обсуждения изменений, которые хотят внести в байкальское законодательство.

«МК Байкал» продолжит публиковать мнения о поправках в закон о Байкале.

Подпишитесь на наш канал в Яндекс Дзен: самые яркие новости дня.